ЦБ – всё, остальным – закон

ЦБ – всё, остальным – законЦБ – всё, остальным – закон.

Дерзкое поведение ЦБ, уничтожающего банки сотнями и сорящего триллионами государственных средств, эксперты объясняют… законами, которые регулируют деятельность регулятора. Многие наблюдатели даже говорят о том, что правовые нормы позволяют ЦБ находиться вне всяких рамок. Впрочем, кое-кто извлекает из данной коллизии немалую прибыль. И делает это безнаказанно.

Дискуссия о том, насколько вредит Банк России финансовой сфере РФ в частности и экономике страны в целом, серьёзно обострилась этим летом и не стихает до сих пор. Причём повод для разговора создал сам ЦБ.

Сначала он ввёл, как нам кажется, безособых на то оснований временную администрацию в банк «Югра», хотя не планировал этого делать (что подтверждено документально) . Затем оперативно лишил банк лицензии, а чуть погодя повёл себя совершенно иначе в случае с двумя другими организациями: принялся вливать сотни миллиардов рублей в санацию «Открытия» и Бинбанка. И процесс уничтожения денег в этой бездонной бочке всё ещё продолжается.

Происходящее даёт аналитикам богатую пищу для размышлений. И они, комментируя «работу» ЦБ, уже не стесняются в выражениях. Так, федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов считает действия регулятора «убийством» банковском системы, а директор Института проблем глобализации Михаил Делягин – «мошенничеством» . Однако почему именно сложилась такая ситуация? На этот вопрос имеется вполне конкретный ответ.

Похоже, корень зла – в законах страны. Здесь можно выделить два источника бед: первый – это Конституция 1993 года, второй – собственно закон о ЦБ РФ от 2002-го.

С основным законом страны всё обстоит следующим образом. В ей 75-й статье сказано буквально следующее.

«Защита и обеспечение устойчивости рубля – основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти.

То есть формула примерно такова: «Центральный Банк России принимает свои решения независимо от всех иных органов государственной власти. Это интерпретируют до сих пор в бурных дискуссиях специалисты разных профилей» . комментирует руководитель Центра научной политической мысли и идеологии Степан Сулакшин . И добавляет: «В основном мнение сводится к тому, что это-де-факто полукоммерческая структура, поскольку доходы от деятельности мегарегулятора, оказывается, до недавних времен не перечислялись в государственный бюджет, а потреблялись внутри менеджерского состава Центрального Банка.

Как отмечает профессор МГИМО Валентин Катасонов , «статья 75 однозначно трактует, что ЦБ – это орган госуправления… Далее все статьи Конституции посвящены законодательной власти, исполнительной власти, судебной ветви власти, и ни в одном уже нет упоминания ЦБ» . В результате регулятор оказывается в некоем правовом вакууме, при этом имея, по мнению экономиста, «гиперполномочия по регулированию финансового, страхового, пенсионного рынка.

С законом о ЦБ РФ тоже всё печально. Там лишний раз подчёркивается то особое положение, в котором находится ведомство Набиуллиной . работающее «независимо от других федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Причём результаты всей этой «полукоммерческой» деятельности могут загнать Россию в крайне неприятную ситуацию. Валентин Катасонов обращает внимание на 2-ую статью документа. В ней зафиксировано, что «государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России — по обязательствам государства » . и что «Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы Банка России.

Последнее крайне замечательно. «Нам глава правительства господин Медведев любит с гордостью докладывать, что золотовалютные резервы страны растут. Что сегодня они перевалили за планку в $400 млрд. А оказывается, что это резервы не Российской Федерации, и даже не правительства» . комментирует экономист.

Справедливости ради, указанные юридические «бомбы» не являются секретом для наших законодателей. О том, что пора в консерватории что-то подправить, ещё летом говорил депутат Госдумы Евгений Фёдоров . «Надо менять принципы работы ЦБ. Надо менять законодательство» . заявлял он. Тогда парламентарий в качестве задачи-максимум намечал проведение конституционной реформы, чтобы загнать регулятора под контроль власти. Задачей-минимум, по Фёдорову, могло бы быть наделение Генпрокуратуры и правоохранителей полномочиями по проверке ЦБ.

О том, как бы приструнить зарвавшегося регулятора, наверняка размышляют и в силовых ведомствах, отвечающих, в числе прочего, и за национальную безопасность. Упомянутому силовому ведомству точно памятен июльский эпизод, когда структура опротестовала два приказа ЦБ, заявив об их незаконности. Как говорил представитель ГП Александр Коренной . «[они] изданы безосновательно, так как не было учтено, что Банк России, как при осуществлении надзорных функций, так и в ходе проведения проверок, не выявлял нарушений банком «Югра» обязательных нормативов.

Впрочем, для ЦБ всё кончилось благополучно: регулятор отправил банальную отписку силовому ведомству.

Примерно то же они исполнили, когда вызвали на беседу зампреда ЦБ Василия Поздышева . Его попросили дать пояснения по поводу «Югры», но чиновник предпочёл отбыть во Францию, гражданином которой является. По возвращении спустя два месяца Поздышев спокойно вернулся к исполнению своих обязанностей. ГП его уже не вызывала.

Между тем, о делах зампреда, заведующего банковским надзором, не говорит только ленивый. О них известно всё, вплоть до суммы возможной ежемесячной дани, положенной за «лоббирование интересов», читай – «оставление банкиров в покое». Схема, применяемая при воздействии на банки, также является достоянием общественности. Тем не менее, Поздышев продолжает демонстрировать свою неуязвимость для правоохранителей.

А ведь он – безусловно яркий, но не единственный пример дельца при исполнении. По сути, каждый высокопоставленный чиновник ЦБ обладает своими секретами в шкафу и не сильно их стесняется.

Так, первый зампред Набиуллиной Дмитрий Тулин славится ангажированностью. Есть информация о его деловых связях с одним из крупнейших коммерческих банков.

В свою очередь, глава департамента банковского надзора Анна Орленко может похвастаться связями несколько иного рода – родственными. Она является двоюродной сестрой жены Поздышева. Стоит ли говорить, что это позволяет парочке «надзирать» за банками с полной для себя выгодой.

Отдельно стоит упомянуть сотрудников Агентства по страхованию вкладов: главу АСВ Юрия Исаева и специалистов, в разное время руководивших временной администрацией «Югры», – Дмитрия Онегина и Галину Алексенцеву . Поскольку АСВ полностью подконтрольно ЦБ, который способен простым большинством голосов в совете директоров агентства продавить любое решение, то и названных людей вполне можно причислить к пехоте регулятора.

Иными словами, ЦБ – не просто государство в государстве. Он – выше этого. Пользуясь действительно уникальным положением в системе власти, регулятор активно вмешивается в отечественную экономику и, как видно, без всякой для неё пользы. Можно констатировать, что Центробанк стал прекрасным инструментом для зарабатывания денег кучкой людей, удачно оказавшихся в нужное время в нужном месте. Вполне возможно, золотовалютные резервы России они тоже считают своим заработком.

А о том, кто, когда и какую управу найдёт на ЦБ и его бенефициаров, в настоящий момент можно только гадать. К сожалению для всех нас.

Источник: Versia.

Компромат в Телеграмме.